№ 12(69):

Мы все уходим понемногу...

Історія і культура

Памяти Александра Педяша(1952-2006)

Александр Педяш (рисунок автора)


 Александр ЛЕПЕШКИН                                                                    


Как писал Сергей Есенин:
     «Мы все уходим понемногу в ту страну, где тишь и благодать». Однако больно, когда Землю покидает человек в 54 года...

Осиротел рабочий редакционный стол, за которым сидел А.Д. Педяш. Опустела корреспондентская... Причины? Наверное, как и у Владимира Маяковского: «Любовная лодка разбилась о быт, и ни к чему перечень...».

Об Александре Дмитриевиче Педяше я слышал еще в год Олимпиады-80, когда, будучи студентом МГУ, проходил практику в Путивльской районке. Спустя пяток лет я редактировал химзаводскую многотиражку в Прикамье и во время отпуска заскочил к Анатолию Луговскому. У него и увидел первый сборник стихов земляка.

После ряда таинственных житейских метаморфоз мы с тезкой Педяшем оказались в Путивле. Живьем впервые его увидел в выставочном зале местного краеведческого музея, где он читал стихи учащимся педучилища. Моему взору предстал сошедший со страниц гоголевской повести Тарас Бульба, как бы заполнивший собою всю аудиторию. Мне приходилось слушать Евгения Евтушенко и Андрея Вознесенского и, по-моему, Педяш декламировал стихи не хуже, а даже лучше и естественнее. Прекрасный, звучный, сочный баритон, непринужденная манера поведения и юмор – все это вкупе с музыкальностью тембра и певучестью украинского языка покоряли присутствующих.
Педяш неожидан и непредсказуем. О Путивле уже было писано-переписано и в поэзии, и в прозе. Александр говорит о нем просто:

А в старім Путивлі —
Молоденький сніг.
Біле на деревах.
  Біле на будівлях.
Жінки незнайомої
Незнайомий сміх.
У старім Путивлі
Жодного таксі,
Рейсові автобуси
      стомлено застигли.
Відчуваєш подих
Давньої Русі...

Это стихотворение из его второго сборника, листая который, я увидел, что А. Педяш все время находится в поиске, пробует себя в различных темах и формах подачи. Он – человек настроения: месяцами мог не писать ни строчки, а потом  вдруг сесть и за день выдать два-три стихотворения, не считая, разумеется,  халтуры: зарифмовать какую-нибудь небылицу он мог в считанные минуты.

А.Д. Педяш родился 29 марта 1952 года в г. Пирятине на Полтавщине. Его отец Дмитрий Евграфович – из казачьего рода, почил в 1977 году. Мать Мария Никитична Парусова была родом из села Епанчино, что на Тамбовщине.

В 1958 году семья Педяшей переехала в Путивль. Через год Саша пошел в первый класс восьмилетней школы №3, а девятый и десятый классы – в СШ №2. Поступил в Сумский пединститут им. А.С. Макаренко. С 1973 года работал учителем украинского и русского языков и литературы, директором Садовской средней школы, корреспондентом сумской районки «Вперед», редактором и 7 лет завотделом областного телевидения, режиссером областного клуба кинолюбителей. В 1989-м из Сум переехал в Путивль, работал завотделом радиовещания, преподавал в своей родной СШ №2, потом до последнего времени работал в редакции «Путивльских ведомостей».

Первое свое стихотворение напечатал в районке, когда учился в девятом классе, находясь в ту пору под впечатлением поэзии С. Есенина. Первый сборник стихов «Спадщина» вышел в киевском издательстве «Молодь» в 1985 году. В 1990-м увидел свет второй его сборник поэзий «Обираю дорогу» (Харьков: Прапор).

Многие прозаики и поэты в своих творениях затрагивают проблемы вечности бытия, жизни и смерти. Здесь можно вспомнить момент из толстовского романа, когда истекающий кровью и умирающий князь Андрей Болконский лежит на Бородинском поде и глядит в высокое небо с бесконечно бегущими по нему облаками, и даже подъехавший в ту минуту его кумир Наполеон показался ему ничтожным по сравнению с вечностью. Эта тема проходит и через творчество Б. Пастернака: «Не спи, не спи, художник, не предавайся сну, ты вечности заложник, у времени в плену»; А. Блока: «дохнула жизнь в лицо могилой» – и т.д. По-своему пытался интерпретировать это и А. Педяш в стихотворении «Очі неба» (три медитації). В преамбуле он говорит, что существует легенда, будто когда человек покидает этот мир, то на небе гаснет звезда.

 ... І тільки знаю -
  через вічність
Нараз побачиться мені –
Летить зоря і не боїться
Долонь чутливих звіздаря.

Плохо, что Александр не ставил числа, когда написано то или иное стихотворение – дата о многом может сказать. Присутствие сего атрибута дало бы возможность сверить стихотворный настрой с биографическими движениями.

Откровением явилось стихотворение А. Педяша, которое называется «Вільнюська балада». Приведу преамбулу: во времена средневековья в Вильнюсе при городской управе была должность палача, на которую приглашали иноземцев, ибо местные жители отказывались от нее. Палач был презираем литовцами. Большой проблемой было найти жену для него. Тогда, по преданию, любая незамужняя женщина, приговоренная к смертной казни, могла быть помилована, если соглашалась выйти замуж за палача. Однако ни одна литовка не дала на это согласия.

I він рішився і сказав:
– Дівчино,
Нам, видно, небо долю
Проріка,
Якщо ти серце встріч мені
Відчиниш,
То ось тобі – життя й моя рука!
I, кажуть, він на відповідь
Недовго
Тоді, схиливши голову, чекав,
Бо пролунало горде:
– Я – литовка!
Ось цих людей, провинна,
А дочка...
Я винна, і відбути кару мушу,
Та більшою була б вина
   стократ,
Якби я тіло, а тим паче душу
Взамін життя тобі вручила, кат.

Эти строки сразили меня наповал, я долго не мог прийти в себя. Факт давней истории, «откопанный» А. Педяшем в ходе турпоездки, вдруг высветил феномен маленького прибалтийского народа, который пытались поставить на колени, но не смогли.
Поднимает определенные пласты нравственности и стихотворение «Мудрець».

Він казав на чорне – чорне,
Він казав на біле – біле,
Сонце – сонцем,
Небо – небом,
Хліб він хлібом називав.

Воинствующий атеизм свыше 70 лет нес знамя ЛЖИ – одного из основных христианских грехов. Люди настолько свыклись с ложью, что уже не могли отделить зерно от плевел, меняли убеждения, как дед Нечипор (фильм «Свадьба в Малиновке») буденновку, газеты шутя называли «брехунцами», и – что интересно – врали не корысти ради, а так, скорее по привычке, на всякий случай. Двуличие стало нормой: говорить одно, думать второе и поступать по-третьему. И как, оказывается, архисложно исполнять, казалось бы, простую заповедь апостола Павла «Посему, отвергнувши ложь, говори истину ближнему своему», даже скорее страшно, ибо можешь услышать «Распни его!». Ученые, говорят, пришли к выводу, что Моисей преднамеренно вел иудейский народ из многовекового египетского рабства на обетованную землю 40 лет, хотя мог привести за 40 дней, ибо пока он водил их пустыне, выросло два новых, не знавших рабства, поколения. Видимо, и нам надо еще столько, чтобы избавиться от вранья.

Лирический герой А. Педяша не похож на кроткого, смиренного инока. Он может украсть оберемок сена из проезжающей мимо на тракторе копицы («Льодяники»), может и заехать кулаком в физиономию («Балада про душу»), однако все это в интересах добра: в первом случае, чтобы накормить корову одинокой бабульки, а во втором – проучить барыгу, который, покупая собаку у героя, говорит, что она «на шапку падайдьоть».

Видно, что вещи творились в разном состоянии духа, под влиянием различных факторов, писались для различных целей. Отсюда и стилевой разнобой. От воспевания матушки-природьі:

Минуло літо. І рясне гілля
Від яблук відчуває вже утому,
І вечір –
Спілим яблуком –
Додолу
Рум’яне сонце тихо нахиля.
...и размышления о таинстве творчества («Притча про перше колесо»):
 Я – творець і вже на тім
   пребуду!

...до письма-рассуждения, письма-протеста против воротил теневого бизнеса («Другу»):

Ресторанні «писані» красуні
До набитих горнуться кишень...
Й напівстерті закордонні
   «лейбли»
Їм замінить сонце у вікні.
Все це розуміючи, мій друже,
Голову в задумі не хили,
Це ж чудово, що свої ми душі
І не пропили, й не продали.

Для хорошего настроения неприхотливому лирическому герою А. Педяша, как впрочем, и многим из нас, надо не так уж и много:

Сьогодні я такий оптимістичний,
Бо ж день у мене справді
Фантастичний;
Опівночі не виперла коханка,
Нічого не наврочила циганка,
В тролейбусі проїхав
   без талона
І поголивсь не без одеколону,
Сусідська не обгавкала
   вівчарка,
На рештки власних з другом
Випив чарку.
І коли не те щось бовкнув
Випадково,
То у під’їзд не вивели
   за комір...

Название его второго поэтического сборника «Обираю дорогу» символично, ведь, говоря есенинским языком, каждый из нас в этом мире странник – придет, уйдет и вновь оставит след...

То, что я понял из творчества Александра Дмитриевича Педяша, – прекрасно! Думаю, что не менее прекрасно и то, чего я не понял.

г. Путивль